Развитие трансграничного страхования в дореволюционной России

В ноябре 1871 года был издан акт "О правилах для иностранных страховых обществ, открывающих операции в России"(15), в котором было определено, что иностранные страховые общества, желающие проводить операции в России, должны, кроме предоставления действующего Устава, во-первых, вносить в качестве обеспечения своих обязательств залог в установленном государством размере (залог составил 500 тысяч рублей), во-вторых, "подчиняться существующим в России и впредь имеющим быть изданным узаконениям", а в случае "споров и исков страхователей, подчиняться приговорам русских судебных установлений". Но самое, пожалуй, интересное положение этих правил гласит: "относительно условий страхования и порядка выдачи вознаграждений руководствоваться правилами, постановленными в уставе одного из русских подобного рода Обществ, которое должно быть указано при самом разрешении операций". Из этого можно вывести одностороннюю коллизионную норму: на территории Российской империи все договоры страхования, с участием иностранных страховщиков, должны подчиняться российскому праву. Дело в том, что условия страхования содержались в уставах страховых обществ, а поскольку уставы утверждались лично императором, то по делам страхового общества устав имел силу специального закона(16). Однако уставы и полисные правила иностранных страховых компаний не имели такой силы, так как не были утверждены законодательной властью, а полисные правила между страхователем и страховщиком и толкование их условий подлежали правилам о толковании договора(17). Фактически, эти требования привели к тому, что к концу XIX века в России действовало всего три зарубежные страховые компании: "Нью-Йорк" и "Эквитебл" (США), "Урбен" (Франция).

Проникновение российских акционерных обществ на зарубежные страховые рынки, а иностранных, на основе принципа взаимности, на российский свидетельствует об интеграции национального страхового рынка с международным. Возможно, если бы не случилось Октябрьской революции, прихода большевиков к власти и объявления государственной монополии на страхование - ситуация в наши дни могла бы быть совершенно иной. Нормы, регулирующие страхование в целом и трансграничное страхование в частности, развивались бы в рамках исторической преемственности, и, возможно, проблемы трансграничных страховых правоотношений были бы соответствующим образом урегулированы отечественным правом, например так, как это сделано в законодательстве европейских государств. Но, к сожалению, история не знает сослагательного наклонения.

Подводя итоги рассмотрению трансграничного страхования в указанный период, хотелось бы отметить, что отличительной чертой истории развития страхования в России является то, что появилось оно не "естественным" путем, вследствие инициативы торгово-промышленных кругов, как в Европе, а развивалось сверху, нередко под давлением властей. Кроме того, появилось оно гораздо позже, чем в крупнейших европейских странах, что фактически обусловило то, что страховые отношения на территории Российской империи до появления отечественных законов о страховании регулировались иностранными законами.

Особенностью правового регулирования страховых отношений в дореволюционный период является то, что в условиях, по меткому замечанию Серебровского, "скудного" правового регулирования, стороны договоров страхования отыскивали иные источники, способные устранить обширнейшие пробелы законодательства. Причем допустимость применения тех или иных источников лежала в самом характере договора страхования. Так, морское страхование считалось торговой сделкой, подпадало под нормы Устава торгового, а к торговым отношениям допускалось широкое применение как иностранных полисных правил, которые действовали в качестве деловых обыкновений, так и права иностранных государств, которое разрешалось использовать в случаях, не урегулированных отечественным законодательством. Трансграничное страхование, отличное от морского, считалось гражданской сделкой и, за исключением перестрахования, невзирая на особенности (личное ли это страхование или транспортное), не могло регулироваться деловыми обыкновениями и правилами, установленными в иностранном праве, и подчинялось только российскому праву.

Формирование современной системы коллизионных норм в отношении трансграничного страхования невозможно без учета тех результатов, которые были достигнуты в дореволюционный период. Так, при построении коллизионного регулирования трансграничных страховых отношений, связанных с внешнеэкономической деятельностью, по аналогии с морским страхованием в рассматриваемый нами исторический период, нет необходимости каким-то образом ограничивать свободу сторон в выборе контрагента и применимого права. При построении коллизионного регулирования договоров трансграничного страхования, стороной которых выступают лица, не связанные с предпринимательской деятельностью, предполагается ограничение участия иностранных страховщиков и преимущественное применение российского права. 1

1 Мамедов А. А. История и генезис финансово-правового регулирования страхования в России. II История государства и права. 2004. N1. С. 51.

2 Журавкин С. Г. Краткий курс истории страховании.- М. "Анкил", 2005. С.24.